Кто уцелел после гибели «Титаника» на самом деле? Рассказываем о реальных фактах из зала суда. Читайте, какие детали изменил Кэмерон в фильме.

«При кораблекрушении первыми садятся в шлюпки женщины и дети. Попытка нарушить это правило карается, как бунт». Таков суровый, но необходимый закон, действующий на море уже сотни лет.

Когда мы вспоминаем одну из величайших морских катастроф - гибель лайнера «Титаник», невольно напрашиваются ассоциации с фильмом Джеймса Кэмерона. Когда богачи-мужчины, путешествующие в первом классе, поддавшись панике и инстинкту самосохранения, отталкивают от спасательных шлюпок тех, кто слабее (женщин и детей), чтобы самим забраться туда. И только угроза применения огнестрельного оружия позволяет привести в чувство обезумевших трусов…

Кэмерон – бесспорно, талантливый режиссер. Но в данном случае он отступил от правды. Потому что уцелевшие пассажиры «Титаника» в один голос свидетельствовали: мужчины, ехавшие в первом классе, вели себя достойно и соблюдали вышеуказанное правило. Среди них были очень богатые люди (достаточно вспомнить, например, миллиардеров Астора и Гугенхайма), каждый из которых мог купить целую флотилию таких лайнеров, как «Титаник», и не разориться. И им наверняка очень хотелось жить. Но воспитание, правила, привитые с детства, не позволили растоптать свое достоинство.

Миллиардер Астор, посадив в шлюпку беременную жену и ее служанку, только вежливо спросил у офицера, может ли он сопровождать супругу. Получив такой же вежливый, но твердый ответ: «Нет, сэр, ни один мужчина не может сесть в шлюпку, пока на палубе остаются женщины и дети!», он не стал ни настаивать, ни предлагать взятку, ни угрожать. Астор просто попрощался с женой и отошел в сторону…

Гугенхайм уступил место, предложенное ему, незнакомой женщине. Потом попросил ее передать прощальный привет его жене и остался на палубе вместе со своим камердинером. Миллиардер и слуга были равны перед лицом смерти – внезапной и жестокой.

О том же свидетельствует бесстрастная статистика: из пассажиров первого класса уцелели все дети, почти все женщины (из 144 женщин спаслось 139, причем трое из пяти погибших пассажирок сами отказались сеть в шлюпки, предпочтя разделить участь мужей). Ну а 70% мужчин погибли в ту ночь. У них не было шанса выжить в ледяной воде…

Но, может быть, пассажиры второго класса вели себя не так достойно? Нет, и там наблюдалась примерно такая же картина: около 80% женщин спаслись в шлюпках, а примерно 90% мужчин погибли. То есть, представители достаточно престижных, приносящих солидный доход профессий (врачи, инженеры, механики, биржевые маклеры и т.д.) также строго соблюдали правило: «Сначала – женщины и дети!»

А вот в третьем классе, увы, все обстояло с точностью до наоборот. Поведение мужчин, ехавших там, можно охарактеризовать только одним словом: «позор». Охваченные паникой, они свирепо прорывались к шлюпкам, дрались за оставшиеся места в них, отталкивая не только друг друга, но и женщин, детей. В третьем классе абсолютное большинство уцелевших пассажиров принадлежали к сильному полу. Не будем слишком строго осуждать людей, поддавшихся панике перед лицом грозящей смерти. Как говорится, не дай Бог никому попасть в такую ситуацию. Но – «из песни слова не выкинешь». Что было, то было.

Красноречивый пример: во время судебного разбирательства по делу о гибели «Титаника», итальянский консул в Нью-Йорке потребовал извинений от одного из спасшихся офицеров. За то, что тот, описывая поведение многих итальянских эмигрантов, ехавших в третьем классе, фактически приравнял слово «итальянец» к слову «трус». Офицер извинился, одновременно подчеркнув, что он никого не хотел оскорбить и лишь описывал то, что творилось у него на глазах.

Гибель Титаника

Но почему же богачи, которым было что терять, предпочли смерть бесчестному поступку? Почему режиссер Кэмерон исказил действительность в своем фильме? Ведь не мог же он не знать, как все было на самом деле!

Это сложные вопросы, на которые нельзя дать однозначного ответа. Бесспорно одно: по крайней мере, в те времена большое богатство и принадлежность к элите общества автоматически накладывало столь же большую ответственность. Многие из «сильных мира сего» или добровольно, или подчиняясь общепринятым правилам, нормам вынуждены были придерживаться своеобразного «кодекса чести». И как ни парадоксально это может звучать в наше циничное время, для многих из них действительно легче было умереть, чем опозорить себя и свой род. «Потерять лицо», как говорят на Востоке… Было бы очень хорошо и полезно для всего мира, если бы и современная элита вела себя таким образом!

На память об этой ужасной катастрофе остались не только десятки написанных книг и снятые фильмы. 25 тысяч американок собрали пожертвования, чтобы увековечить подвиг благородных мужчин, оказавшихся в ту апрельскую ночь на борту обреченного лайнера. Памятник, установленный в Вашингтоне, изображает мужскую фигуру с распростертыми руками. Надпись гласит: «Храбрым мужчинам с «Титаника», отдавшим свои жизни за то, чтобы могли спастись женщины и дети».